?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
Живое общение стало предметом роскоши
azancheeva
Чем больше технологий появляется в жизни бедных, тем больше их исчезает из жизни богатых. Чем ты богаче, тем больше денег ты тратишь на то, чтобы не зависеть от технологий.
Люди стоят дороже, чем компьютеры, и богачи хотят и могут себе их позволить. Показное живое общение стало престижным — пожить без телефона, удалить социальные сети, не отвечать на почту.
Это удивительное изменение. Когда произошёл бум персональных компьютеров, наличие домашней и носимой техники было признаком богатства и власти. Те ранние поклонники технологий, которые могли себе это позволить, спешили в магазины за новыми устройствами, чтобы похвастаться ими перед всеми.
Первый Apple Mac был создан в 1984 году и стоил $2500 (в пересчёте на сегодняшний курс — $6000). А сейчас, согласно Wirecutter, сайту для отзывов, которым владеет New York Times, лучший Chromebook стоит $470.
Пейджеры были очень важным изобретением, потому что они означали, что ты был личностью важной и занятой. Теперь же, по его словам, верно обратное: «Если ты действительно главный, ты никому отвечать не должен. Отвечать должны тебе.

Поначалу радость интернет-революции заключалась в её демократической природе. Facebook такой же Facebook, независимо от твоего заработка, а Gmail такой же Gmail, — и всё это бесплатно. А это как-то неприглядно и не стильно.
Всё больше исследований доказывают, что проводить время на таких сайтах, выживающих за счёт рекламы, вредно для здоровья, тем больше подобное становится дурновкусием наподобие употребления газировки или курения. И то и другое популярнее среди бедных людей.

Богачи могут позволить себе не продавать свои данные и своё внимание. У среднего класса и ниже таких ресурсов нет.

Теперь знакомство с технологиями начинается с самого детства. Национальный Институт здравоохранения США спонсировал исследованиеразвития мозга более 11 тысяч детей. Установлено, что дети, которые проводят перед экраном больше двух часов в день, показывают низкие результаты в тестах на мышление и знание языка.
Больше всего настораживает то, что исследование показало, как различается мозг ребёнка, который проводит много времени перед экраном, от мозга ребёнка, который этого не делает. У некоторых детей наблюдается преждевременное истончение коры головного мозга. Одно исследование обнаружило связь между временем за монитором и депрессией у взрослых.

Годовалый ребёнок, который строит виртуальные башенки на iPad, не научится строить настоящие башенки, утверждает Димитрий Кристакис, педиатр детской больницы Сиэтла и ведущий автор рекомендаций по использованию устройств, выпущенных Американской академией педиатрии.В городах округа Уичито, штата Канзас, бюджеты школ были урезаны так сильно, что Верховный суд штата признал их неприемлемыми. В этих заведениях уроки заменяются программами: значительная часть академического дня проводится в тишине за работой на компьютере. В штате Юта тысячи детей проходят предоставленную государством краткую дошкольную программу дома на компьютере.
В Кремниевой долине к проведению времени за монитором всё больше относятся как к чему-то нездоровому. Там большую популярность имеет начальная школа Уолдорф, которая обещает образование, возвращающееся к истокам и практически свободное от техники.

Получается, что по мере того, как богатые дети проводят в детстве всё меньше времени с техникой, бедные дети проводят всё больше. То, насколько комфортно человек взаимодействует с другими людьми, может превратиться в новый показатель классовой принадлежности.
Когда дело касается времени, проведённого за компьютером, Кремниевая долина старательно пытается запутать общественность.

Среднему классу и бедным людям говорят, что компьютеры — вещь полезная и важная для них и их детей. В крупных технологических корпорациях работают целые отделы психологов и нейрофизиологов, задача которых заключается в том, чтобы привлечь внимание пользователя к монитору максимально быстро и на максимально долгое время.

Поэтому живое общение становится редкостью. Тяжело отказаться от фастфуда, когда в городе нет нормальных ресторанов, и так же тяжело отказаться от технологий людям среднего класса и ниже. Даже если кто-то не хочет пользоваться технологиями, выбора у него может просто не быть.
Реальность такова, что из-за современной культуры изоляции, при которой многие социальные структуры и общественные места исчезли, технологии заполняют этот недостаток.